Архив рубрики: Жизнь вегетарианца

Отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза

Отсутствие смысла в жизни играет критическую роль в этиологии невроза. В конечном счете невроз следует понимать как страдание души, не находящей своего смысла. Около трети моих случаев — это страдание не от какого-то клинически определимого невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни.

Самая человечная вещь

Самая человечная вещь, которую мы должны совершить в своей жизни, – это научиться высказывать наши искренние убеждения и чувства и переживать последствия этой откровенности. Это основное требование Любви, и это делает нас уязвимыми перед людьми, которые могут высмеять нас. Но эта уязвимость – единственная настоящая ценность, которую мы способны предложить людям.

© Уильям Дю Бэй

Любовь — единственная вещь в мире, которая становится больше, если её разделить с кем-то.

Любовь — единственная вещь в мире, которая становится больше, если её разделить с кем-то.

Мать Тереза

Любая система

Любая система, ограничивающая и стуктурирующая человека, будь то семья, школа или другой социальный институт, базируется на внутренних ограничениях её членов. И по сути дела нет ничего, кроме внутренних ограничений. Без них система перестаёт существовать. Любая. Даже тюремная.

Поэтому взлом или перестройка системы начинается со взлома или перестройки себя. С разрыва шаблонов и встречи с изнанкой личной реальности.

Поэтому, для того, чтобы поменять что-то внешнее, приходится перестраивать себя. И только с себя стоит начинать.
Я встречаю множество людей, на которых сильно и разрушительно влияет их семейная система. И все попытки просто кого-то убедить, сподвигнуть или заставить не работают. Но когда видимый сдвиг происходит внутри одного человека, то все вокруг не может остаться неизменным, как бы ни сопротивлялось.

Важен каждый маленький шаг конкретной личности. Закрепление на позиции. Устойчивость и ясность. Обретение собственного стержня, становящегося точкой опоры, при помощи которой переворачивается большой мир.

Аглая Датешидзе